Реформа здравоохранения России в 2019 году

Что может ЕГИСЗ

Вы руководите информатизацией здравоохранения уже почти пять лет – до 2019 года в должности директора ИТ-департамента Минздрава, теперь же в качестве заместителя Министра. Значительно ли поменялись в связи с назначением на новый пост ваши задачи? Есть ли среди них задача проведения цифровой трансформации здравоохранения?

ЕЛЕНА БОЙКО: Со временем появляются новые цели, новые технологические возможности решения задач. То, что ранее казалось важным, сегодня выглядит тривиальным. Если первоначальной целью разработки и создания информационных систем в здравоохранении была интенсификация труда медицинских работников, то сегодня это изменение самой системы организации здравоохранения.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

За прошедшие годы определялись правовые очертания будущего цифрового контура здравоохранения, которые были закреплены в федеральном законе в 2017 году, подзаконных актах. Сегодня очевидно, что отношение к нашей деятельности как вне, так и внутри медицинского сообщества поменялось значительно. Цифровизация – это приоритет, необходимый инструмент, обеспечивающий современные требования к процессам организации системы здравоохранения.

Сейчас профильные специалисты – и, в первую очередь, Министр здравоохранения Вероника Игоревна Скворцова – планируют трансформацию различных направлений системы здравоохранения с учетом цифры. Теперь мы проектируем новые процессы, а дальше нужно дорабатывать информационные системы. Я думаю, что изменение моего статуса как раз связано с тем, что задача цифровой трансформации здравоохранения стала государственным приоритетом.

На протяжении последнего десятилетия в создание и развитие Единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ), с учетом регионального финансирования, вложены десятки миллиардов рублей. Можно ли говорить о том, что появление этой системы принесло существенную пользу отрасли здравоохранения?

ЕЛЕНА БОЙКО: Для начала давайте разберемся в терминах. Судя по контексту вопроса, я понимаю, что под ЕГИСЗ понимается некое единое цифровое пространство здравоохранения страны в целом.

Которого нет?

ЕЛЕНА БОЙКО: Которое создается.

Я понимаю, что есть федеральная система ЕГИСЗ, и есть региональные системы…

ЕЛЕНА БОЙКО: Да, поэтому не совсем корректно утверждать, что на ЕГИСЗ тратились десятки миллиардов. На создание подсистем ЕГИСЗ за все годы с момента запуска израсходовано менее миллиарда рублей.

Согласен с уточнением. Десятки миллиардов вложены в закупку компьютеров и другой техники для медицинских организаций…

ЕЛЕНА БОЙКО: Не только. Это и создание систем связисервисов хранения данных, разработки и адаптации софта, разработки методологии и подготовки специалистов. Если говорить о ЕГИСЗ, то это федеральная система, у которой совершенно четко определены функции в соответствии с законом и постановлением Правительства РФ об этой системе. Безусловно, это связующее звено между всеми государственными системами субъектов, которое должно обеспечивать единое информационное пространство или цифровой контур здравоохранения. Сегодня некоторые задачи, поставленные перед федеральной системой, реализованы полностью, некоторые – частично. И если мы говорим о федеральной системе, то её польза очевидна и организаторам здравоохранения, и практикующим медицинским работникам, и гражданам.

Организаторам система помогает управлять ресурсами здравоохранения. Например, мы знаем какое количество студентов необходимо принять в медицинские вузы с учетом возраста работающих врачей в разных регионах страны. Мы видим, где расположены сегодня и где необходимо размещать медицинские организации с учетом критериев доступности медицинской помощи для первичного звена, для узкопрофильных направлений. ЕГИСЗ помогает определить, в каких населенных пунктах эти критерии не удовлетворяются. С использованием данной информации организаторы принимают решения о строительстве новых больниц, поликлиник, фельдшерских пунктов, о привлечении частных медицинских организаций в программу госгарантий, о закупке мобильных комплексов. Централизованные закупки лекарств Минздравом России также производятся в соответствии с данными ЕГИСЗ, а теперь мы с помощью новой подсистемы ещё анализируем средневзвешенные цены закупок субъектов РФ.

ЕГИСЗ обеспечивает связь между национальными центрами и головными организациями по каждому профилю в субъектах, и врачи в регионах, благодаря этому, могут получать консультации своих коллег из национальных центров. Для граждан мы открыли Личный кабинет пациента, услуги которого также предоставляются на едином портале госуслуг (ЕПГУ) с помощью ЕГИСЗ.

Запись на прием, в первую очередь?

ЕЛЕНА БОЙКО: Не только запись на прием, но и на диспансеризацию, профилактические осмотры, и получение информации о страховой медицинской организации, оформление полиса обязательного медицинского страхования. Это базовые услуги, и понятно, что они будут развиваться, сейчас с Минкомсвязью запланировали суперсервисы на ЕПГУ. В федеральном проекте «Создание единого цифрового контура на основе ЕГИСЗ» Национального проекта «Здравоохранение» обозначен показатель – возможность получения каждым гражданином доступа к своим электронным медицинским документам.

Если же говорить именно о цифровом контуре, то в регионах тоже произошли глобальные изменения. Во-первых, медицинские информационные системы или то, что у всех на слуху – электронные медицинские карты – это уже не какое-то исключение из правил. Они ведутся во всех медицинских организациях. По крайней мере, в головных. Сейчас стоит задача, чтобы все структурные подразделения тоже работали в этих системах. Медицинские организации уже формируют информацию в цифровом формате. С ней уже можно работать. Бизнес-процессы регионального здравоохранения тоже автоматизируются. Во всех субъектах создаются централизованные системы.

Самое главное, ради чего это делается – преемственность оказания медицинской помощи, повышение эффективности ее оказания. Понятная сегодня для реализации цель – сделать так, чтобы врачу, в какое бы медицинское учреждение человек ни обратился, была бы регламентировано доступна история его болезни, назначенных лечениях, медикаментозных исключениях. Это позволит повысить точность диагностики и эффективность лечения.

Общероссийский народный фронт проводил мониторинг подключения врачей к электронной медицинской карте и выявил в некоторых регионах очень низкие показатели. Например, в Нижегородской области всего 25%. Означает ли это, что сейчас, скорее всего, доктор не найдет данные о пациенте, приехавшем из другого региона?

ЕЛЕНА БОЙКО: Ну что же, «человек, который хочет носить красивую бороду, выглядит сначала не бритым». Это проблемы роста. Преемственность, в том числе, межрегиональную, обеспечит ЕГИСЗ, когда к ней подключатся все структурные подразделения медицинских организаций (а это десятки тысяч) и начнут создавать цифровые медицинские документы, базы данных доступные для анализа и обработки. После принятия закона (об информационных технологиях в здравоохранении) была введена новая подсистема ЕГИСЗ –реестр электронных медицинских документов. Эта база данных хранит по каждому пациенту информацию о том, какие электронные документы по нему были созданы, какого типа, где они хранятся – в какой медицинской организации. Именно эта подсистема обеспечит гражданину возможность получить доступ к своему документу через ЕПГУ. Также гражданин сможет поделиться этим документом с врачом, с которым посчитает необходимым. Закон был принят в 2017 году, вступил в силу в 2018 году. Тогда же, в 2018 году мы начали создавать этот реестр, и теперь подключаем к нему все субъекты РФ.

В плане федерального проекта указано, что к реестру должны подключиться все медицинские организации. Я думаю, что в 2019-2020 гг. мы подключим головные учреждения, а в 2020-2021 гг. – их структурные подразделения. Таким образом, преемственность будет обеспечена.

Успеете?

ЕЛЕНА БОЙКО: Думаю, что это реально. Безусловно, есть субъекты РФ, которые отстают. У них пошли проблемы еще со времен программы модернизации. Мы их будем усиленно подтягивать, тем более что у них теперь есть средства на это, а у нас – основания в соответствии с законом.

Роль ЕГИСЗ в цифровизации российского здравоохранения (кликните, чтобы увеличить)

Хочется понять перспективы взаимодействия государственной системы здравоохранения с частными клиниками и с онлайн-сервисами. Видно, что большой интерес к здравоохранению проявляют «Яндекс», «Сбербанк». Возможно ли в дальнейшем сращивание цифровых услуг в области здравоохранения, оказываемых человеку частными и государственными организациями?

Реформа здравоохранения России в 2019 году

ЕЛЕНА БОЙКО: Перспективы очевидны. В законе определено, что поставщиком информации в федеральную систему ЕГИСЗ являются медицинские организации. Там не написано «государственные организации».

Т.е. любые?

ЕЛЕНА БОЙКО: Все получившие лицензию на оказание медицинской помощи. В подсистемы ЕГИСЗ, предназначенные для управления ресурсами национальной системы здравоохранения, в которую входят и государственные и коммерческие организации, все будут обязаны предоставлять информацию. Присоединение к транзакционным системам коммерческих мед. организаций – тоже вопрос времени, они будут заинтересованы подключиться к цифровому контуру чтобы их пациентам было удобно.

В законе также определено понятие «иные системы», речь о коммерческих организациях, не являющихся медицинскими, но которые готовы предоставлять гражданам различные сервисы при их согласии, с использованием данных ЕГИСЗ. Это может быть платформа, которая связывает медицинскую организацию и пациента. В постановлении Правительства 447 описан порядок регистрации таких организаций.

Уже есть практика такого взаимодействия?

ЕЛЕНА БОЙКО: Провайдеры сервисов, претендующие на то, чтобы получать информацию из ЕГИСЗ, должны пройти аттестацию в ФСТЭК и ФСБ, а потом подать заявку в Минздрав. Далее Минздрав должен аккумулировать эти заявки, вынести на рассмотрение президиума правительственной комиссии по цифровой экономике.

Его кто-то прошел до конца?

ЕЛЕНА БОЙКО: Недавно в Минюсте был зарегистрирован приказ Минздрава, который утверждает форму заявки на регистрацию «иной системы». Так что поданные заявки организаций будут вынесены на рассмотрение Президиума.

Основные положения

Разработка законопроекта «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части формирования и ведения сведений о трудовой деятельности работников в электронном виде)» предусмотрена программой «Цифровая экономика Российской Федерации», которая утверждена распоряжением Правительства России от 28 июля 2017 года № 1632-р.

Согласно тексту законопроекта, сведения о трудовой деятельности работника (о выполняемой работе и должности, переводах на другую постоянную работу, об увольнении, а также основания прекращения трудового договора) формируют путем передачи работодателем этих данных в информационную систему Пенсионного фонда России в электронном виде по утверждаемой ПФР форме. В эту форму включают сведения, из действующей трудовой книжки, кроме данных:

  • об образовании;
  • награждениях (поощрениях).

С 1 января 2020 года сведения о трудовой деятельности передают в инфосистему ПФР ежемесячно, а с 1 января 2021 года – при наступлении кадрового события не позднее рабочего дня, идущего за днем издания соответствующего приказа (распоряжения).

При заключении трудового договора, а также для подтверждения своей трудовой деятельности работник сможет предъявлять нанимателю сведения о ней, полученные:

  • у нанимателя по последнему месту работы на бумажном носителе, заверенные надлежащим образом;
  • в МФЦ на бумажном носителе;
  • в ПФР;
  • посредством Единого портала госуслуг на бумаге или в электронном виде.

Сведения о трудовой деятельности работников –часть индивидуального лицевого счета застрахованного лица. Поэтому на них распространяется порядок хранения, предусмотренный для ИЛС, который хранится в ПФР в течение всей жизни застрахованного.

При увольнении работодатель будет выдавать сотруднику сведения о трудовой деятельности за период работы у него на бумажном носителе, заверенные надлежащим образом. Это исключит риски несвоевременного получения сведений в информационной системе ПФР. Например, по техническим причинам, для последующего трудоустройства.

Умные помощники для врачей

В 2014 году, выступая на форуме CNews, вы рассказывали о суперкомпьютере IBM Watson, который научился поддерживать принятие решений в медицине. И тогда вы говорили о том, что в России есть перспективы сделать подобное решение, только дешевле и лучше. Удалось?

ЕЛЕНА БОЙКО: В этом направлении тоже есть результаты. Поддержку принятия врачебных решений мы разделили на несколько направлений. Первое – это справочные системы. Они не требуют какой-то сложной аттестации, скорее не трансформируют работу врача, а только помогают. Это все, что сейчас есть в различных мануалах, медицинских учебниках, инструкциях. Например, совместимость лекарственных препаратов. Справочники встраиваются в медицинские информационные системы, которые работают в поликлиниках, больницах. Это инструмент врача, и разработчики систем значительно продвинулись в его создании.

Второе направление – более продвинутое. Недавно вышел закон, который вступит в действие с 2022 года, о единых клинических рекомендациях. Это документы, разрабатываемые профессиональными некоммерческими организациями, содержащие основанную на научных доказательствах структурированную информацию по вопросам профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, в том числе протоколы лечения пациента, и описание последовательности действий медицинского работника с учетом течения заболевания, наличия осложнений и сопутствующих заболеваний. По сути, это алгоритмы, которыми врачи должны руководствоваться при оказании медицинской помощи.

Они будут разработаны по всем профилям врачебной деятельности?

ЕЛЕНА БОЙКО: Да, безусловно, они будут утверждены и пересматриваться не реже одного раза каждые три года.

Реформа здравоохранения России в 2019 году

Вы должны их оцифровать, чтобы они могли так же встраиваться в медицинские системы и были доступны врачам?

ЕЛЕНА БОЙКО: Да, точно. Обеспечивать информационную поддержку действий врачей.

А сейчас как врачи получают доступ к необходимой информации?

ЕЛЕНА БОЙКО: Например, получают информацию из медицинской литературы, журналов, материалов конференций, отчетов головных организаций. В базе этому учат в медицинских вузах. Если мы оцифруем клинические рекомендации, то можно будет реализовать более сложные алгоритмы в медицинских информационных системах. Они подскажут врачам, на что обратить внимание и какие диагностические исследования нужно сделать, в зависимости от анамнеза пациента, его возраста, хронических заболеваний. Этим мы будем заниматься в рамках Национального проекта «Здравоохранение». Нужно будет развивать медицинские системы с учетом каждого профиля.

Здесь как раз отчетливо видно изменение в наших подходах. Это не просто автоматизация существующих ранее процессов, это перестройка процессов, а потом уже их оцифровка. От логики создания неких форм и медицинских документов мы переходим к информационному сопровождению медицинских процессов.

Наконец, третье направление– это возможность использования больших накопленных данных для того, чтобы обучать машину. Это перспектива и сегодня в нашей стране ряд компаний и организаций серьезно занимаются разработками в области искусственного интеллекта. Цифровые данные, создаваемые в медицинских информационных системах агрегируются и обрабатываются в обезличенном виде в централизованных системах. Структурированные данные содержат информацию о назначенных лекарственных препаратах, терапии, результатах лечения. Это ценные данные для медицинской науки, которые лягут в основу создания медицины будущего.

При создании систем в здравоохранении на региональном и на федеральном уровне применяется принцип датацентричности. Важная задача – обеспечить единство форматов, и дальше мы перейдем на новую ступень поддержки принятия врачебных решений. И речь сегодня идет только о поддержке, а не замене врача.

Т.е. в перспективы того, что машина будет принимать медицинские решения самостоятельно, вы не верите?

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

ЕЛЕНА БОЙКО: Машина — это инструмент, используется как второе мнение. Нужно понимать, что человеческий организм индивидуален и сложнее, чем любой алгоритм. Если определено, что человеку при таком-то заболевании нужно сделать три процедуры, врач может сказать, нет, этому человеку нужно сделать четыре процедуры или две.

Как это будет реализовано на практике?

Реформа здравоохранения России в 2019 году

ЕЛЕНА БОЙКО: Клинические рекомендации должны будут использоваться в медицинских информационных системах. Но подходы должны быть едиными. Поэтому в ЕГИСЗ развивается подсистема ведения нормативно-справочной информации, использование которой обязательно для всех разработчиков медицинских информационных систем.

Что даёт новый закон

Считается, что принятие рассмотренного законопроекта даст следующие преимущества:

  • сохранность персональных данных в единой инфосистеме ПФР;
  • дополнительные возможности трудоустройства для удалённых сотрудников за счет простоты взаимодействия с кадровой службой работодателя;
  • снижение издержек работодателя и сотрудника при трудоустройстве за счет удобства и скорости получения информации, уменьшение бумажного документооборота.

В системе здравоохранения Российской Федерации было проведено множество корректировок. Цель реформ — устранение проблем:

  • система обязательного медицинского страхования не оказывает влияния на эффективность использования ресурсов здравоохранения;
  • ограниченность государственных гарантий бесплатной медицинской помощи;
  • не выполняются обязанности со стороны органов исполнительной власти по уплате страховых взносов на обязательное медицинское страхование безработного населения страны в полном объеме;
  • отсутствие профилактики заболеваний и несбалансированность их с финансовыми ресурсами. Исходя из данной ситуации увеличивается плата медицинской помощи, доступность ее снижается для населения, особенно для тех людей, которые являются наименее обеспеченными;
  • обострение проблемы неравенства регионов по уровню финансирования здравоохранения. Страховые медицинские организации не смогли оказать влияние на эффективность использования средств ОМС. Нет действующих рычагов привлечения средств граждан и учреждений в систему ОМС;
  • ресурсы, которые имеются в системе здравоохранения, используются неэффективно.

Вышеперечисленные проблемы планируется решать следующим образом:

  • модернизация систем оказания медицинской помощи;
  • подготовка кадров здравоохранения;
  • стандартизация медицинских технологий;
  • введение модернизированных технологий и их применение;
  • образование комплексной программы лекарственного обеспечения.

Сценарии и перспективы телемедицины

Министр Вероника Скворцова в недавнем интервью сказала, что большинство регионов уже имеет телемедицину. Какие именно телемедицинские услуги доступны в регионах? Каковы сценарии использования?

ЕЛЕНА БОЙКО: Телемедицина, действительно, есть во всех субъектах, за последние несколько лет регионы приобретали оборудование, нарабатывали опыт использования. В 2017-2018 гг. к интернету подключились все больницы и поликлиники. Таким образом, они имеют возможность работать в периметре телемедицинских консультаций. Минздрав, в свою очередь, создал федеральную телемедицинскую систему, подключили более 700 головных организаций субъектов (областные больницы, являющиеся учреждениями т.н. третьего уровня, – прим. TAdviser), которые могут получать круглосуточно экстренные и плановые телемедицинские консультации по разным медицинским профилям в Национальных медицинских исследовательских центрах. В субъектах уже сложилась практика, когда организации первого и второго уровня могут обратиться за консультацией по какому-то случаю к специалисту своего субъекта в организацию третьего уровня. Если случай сложный, то подключается Национальный центр.

Теперь перед нами стоит задача обеспечить соответствие телемедицинских консультаций требованиям нормативных правовых документов. После принятия 242 закона, в продолжение, был издан приказ Минздрава о порядке проведения телемедицинских консультаций, описывающий сценарии врач-врачи врач-пациент. В приказе прописаны жесткие требования, например: участники– врачи и пациенты – должны понимать, с кем они взаимодействуют дистанционно. Если человек позвонит врачу анонимно и, допустим, скажет «у меня болит голова», это не будет являться телемедицинской консультацией. Это будет просто совет, «звонок другу», что-то в этом роде. А когда врач и пациент идентифицированы, взаимодействие происходит в правовом поле. Участники телемедицинского «общения» должны четко понимать, каковы их права и какова ответственность сторон. Поэтому первое требование – это идентификация. Второе – результат взаимодействия должен быть задокументирован и храниться, как медицинская документация, подписанная усиленной электронной подписью врача (УКЭП).

Таким образом, наша задача сейчас – сделать так, чтобы этим требованиям соответствовали все телемедицинские консультации, врачей нужно обеспечить УКЭП, чтобы обмен информацией в цифровом формате был легитимным, граждане должны быть идентифицированы посредством единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИАЭлектронного правительства.

Т.е. если я не доверяю врачу, то смогу обратиться к другому через телемедицинский сервис?

ЕЛЕНА БОЙКО: Если вы не доверяете по какой-то причине врачу, то следует обратиться к другому врачу. Дистанционные консультации в соответствии с законом разрешены, но масштабного использования пока не получили. В государственную систему здравоохранения они не введены, но и в частной системе здравоохранения тоже не особо применяются.

В законе обозначено, что первичное обращение может быть организовано дистанционно, но только для консультации, сбора анамнеза. После очного обращения, когда врач уже назначил терапию, он сможет дистанционно ее корректировать. Например, если от пациента будут получены данные о давлении, и врач увидит, что терапия подействовала, значит он сможет снизить дозировку лекарства.

То есть, количество визитов ногами к врачу все-таки может сократиться?

Реформа здравоохранения России в 2019 году

ЕЛЕНА БОЙКО: Может сократиться, да.

Но за диагнозом прийти все равно потребуется?

ЕЛЕНА БОЙКО: Да. Диагноз дистанционно ставить нельзя.

Перспективным направлением является дистанционное наблюдение за состоянием здоровья посредством медицинских изделий. Предстоит определить для каких заболеваний и каких состояний возможно дистанционное наблюдение. Возможно, со временем оно будет введено для лечения некоторых хронических неинфекционных заболеваний. Для этого, во-первых, нужны надежные и зарегистрированные медицинские изделия – в России такие разрабатываются. Во-вторых, нужна апробация, доказательство эффективности, понимание каким образом это реализовать, чтобы не перегружать врача постоянным потоком информации с персональных медицинских приборов.

А у врача будет регламент, по которому он должен будет следить за этой информацией, допустим, раз в сутки?

ЕЛЕНА БОЙКО: Возможны различные способы организации получения и обработки такой информации. Например, специализированные сервисные медицинские организации, будут непрерывно получать данные с приборов, с помощью информационных систем, анализировать их и уведомлять врача при существенных или заданных отклонениях.

В поликлинике в Перми я видела работу мобильного приложения, в которое пациенты из группы риска с сердечно-сосудистыми заболеваниями могут вносить данные о своем давлении для наблюдения врачами. Сейчас сердечно-сосудистые заболевания – это основная причина смертности в РФ. Высокое давление может быть предвестником этих заболеваний. За давлением нужно следить, вовремя его корректировать. Пожилые люди как правило относятся к внесению своих данных более ответственно. А когда речь идет о 30-40-летних, начинаются сложности. Сегодня они могут вспомнить и внести данные, а завтра – забыть. В итоге в половине случаев наблюдение срывается, потому что пациенты просто забывают вносить эту информацию. Отсюда вывод, приборы должны быть такими, чтобы человек ничего не вносил, а устройства сами могли передавать данные. Нужно развивать технологии. Но и граждане должны более ответственно относиться к своему здоровью, основной акцент на профилактике, цифра должна в этом помочь.

Какие еще есть подвохи предстоит учесть в будущем?

ЕЛЕНА БОЙКО: Еще один важный момент – защита персональных данных. Цифровые гаджеты, которые что-то измеряют и куда-то отправляют, ни с кого разрешения не спрашивают. Они становятся все более удобными, и это здорово, когда ты можешь управлять не только своим автомобилем или домом, но и своим организмом. Если приборы иностранного производства, то зачастую все данные «улетают» куда-нибудь в Google и хранятся уж точно не на серверах РФ. Сейчас даже весы с ведома и без ведома могут отправлять данные. Кто, как и с какой целью использует эти данные непонятно.

Если граждане сами покупают такие приборы, производители должны их информировать о том, что происходит с их данными. Ответственность в этом случае несет покупатель. А за то, что внедряется в периметре государственной системы здравоохранения, несет ответственность государство, медицинские организации. Поэтому, если лицензирование для обращения на территории нашей страны проходят иностранные медицинские изделия, их производители должны выполнять определенные требования. Данные должны передаваться только в медицинскую информационную систему организации, где пациент лечится.

Вообще, в рамках развития цифровой экономики, не только в здравоохранении, нам предстоит ответить на многие вопросы о данных. Например, данные о гражданах – они чьи? Национальные, персональные? Кто и в каком режиме может иметь к ним доступ? Что с ними вообще можно делать? Объемы цифровых данных увеличиваются с огромной скоростью, и эти данные могут приносить значительную пользу, менять образ жизни. Но возникает вопрос – а какие риски? Надо понимать, что и единичные персональные данные имеют ценность. Но когда мы говорим о стране, о нации…

Понимая ситуацию со здоровьем нации, можно на нее влиять…

https://www.youtube.com/watch?v=https:tv.youtube.com

ЕЛЕНА БОЙКО: Именно так.

Завершая с телемедициной, верно ли утверждение, что сейчас основной сценарий ее использования – это взаимодействие врач-врач, обращение к более квалифицированным врачам за консультацией?

ЕЛЕНА БОЙКО: Не только. Это контроль диагностических исследований и второе мнение. Для этого не обязательно знать пациента, нужны результаты исследований, заключения.

Хороший пример есть в Москве, где создан новый сервис, новая сущность в системе здравоохранения – референс-центр, который дистанционно проверяет качество диагностики в медицинских организациях. К нему подключают все радиологическое цифровое оборудование, установленное в медицинских организациях. Все диагностические исследования хранятся централизованно в защищенной базе данных сервиса. Их описывают и расшифровывают по-прежнему врачи медицинских организаций. При этом специалисты референс-центра выборочно проверяют результаты расшифровки. Задача референс-центра – обеспечив дополнительный контроль и обучение врачей повысить качество исследований. Врач – это профессия, в которой необходимо развивать и подтверждать свои компетенции регулярно. Поэтому каждые пять лет доктора проходят аккредитацию. Цифровые технологии делают непрерывное обучение врачей реализуемым, удобным, эффективным. Благодаря им работа каждого специалиста становится «прозрачной» на протяжении всего времени, а не выборочно, раз в 5 лет. А значит можно постоянно предлагать врачу информацию, учебные материалы, консультации, поддержку, непрерывно повышать уровень специалиста.

Итак, с помощью цифровых, а точнее – телемедицинских технологий создается новая организационная сущность. Раньше такой формы реализации процессов мед.организаций и применения телемедицины не существовало. Наша цель – вывести на новый уровень систему организации консультирования, «второго мнения», постоянной информационной поддержки, обеспечить внедрение и использование новых регламентов, клинических рекомендаций, а значит – обеспечить самый высокий уровень качества и доступности медицинской помощи.

Отслеживается ли динамика применения телемедицинских технологий в России?

ЕЛЕНА БОЙКО: Да, медицинские исследования, в том числе, телемедицина, включены в государственное статистическое наблюдение. Но мы, безусловно, черпаем информацию не только из статистики, а из информационных систем.

Каким образом статистика собирается?

ЕЛЕНА БОЙКО: Заполнением различных форм, в основном. Но вызов перед Росстатом – это собирать все с помощью «цифры».

Какие еще способы следить за динамикой вам доступны?

ЕЛЕНА БОЙКО: После каждого оказанного случая медицинской помощи формируется эпикриз, содержащий информацию об оказанных мед.услугах. В ЕГИСЗ эта информация хранится в обезличенном виде, но нам этого достаточно для того, чтобы понимать, что была телемедицинская консультация. Также мы отслеживаем количество проведенных телемедицинских консультаций Национальными медицинскими центрами.

Переходный период

Предлагаемые изменения затрагивают порядка 4,2 млн юридических лиц и 58,4 млн человек, занятых трудовой деятельностью в организациях. Поэтому нанимателям придётся провести ряд подготовительных мероприятий. В частности:

  • подготовка, принятие или изменение локальных актов (при необходимости) с участием выборного органа профсоюза (при его наличии);
  • внесение изменений (при необходимости) в соглашения и коллективные договоры в порядке, установленном ТК РФ;
  • обеспечение технической готовности к передаче сведений о трудовой деятельности работников в электронном виде в ПФР;
  • уведомление работника в письменной форме об изменениях трудового законодательства.

Работодатель будет формировать сведения о трудовой деятельности застрахованного лица в форме электронного документа:

  1. С использованием своих программно-технических средств.
  2. Либо для этих целей ПФР на безвозмездной основе предоставит электронный сервис.

https://www.youtube.com/watch?v=channelUCiFGc3Wa7BDV1FJgxQpqKeQ

Планируется, что законопроект вступит в силу с 1 января 2020 года.

О бюджете и основных статьях цифрового контура здравоохранения

В 2016 году был принят приоритетный проект «Электронное здравоохранение». Что с ним произошло? Почему потребовалось принимать федеральный проект о цифровом контуре? Как эти два проекта связаны между собой?

ЕЛЕНА БОЙКО: Приоритетный проект был сконцентрирован на госуслугах в сфере здравоохранения для граждан. В рамках приоритетного проекта мы запустили Личный кабинет пациента на портале госуслуг. Информационная поддержка оказания медицинской помощи посредством медицинских систем, их развитие, инфраструктура и так далее, были за периметром приоритетного проекта.

Задачи Федерального проекта намного шире. В составе национального проекта «Здравоохранение» восемь федеральных проектов. Они посвящены борьбе с основными заболеваниями населения – сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями, повышению эффективности оказания медицинской помощи детям, развитию первичной медико-санитарной помощи, профилактике заболеваний, подготовке медицинских кадров.

«Цифрой контур» – это обеспечивающий проект. Он не только о госуслугах и об ИТ-инфраструктуре. Его результаты являются инструментом для реализации остальных федеральных проектов здравоохранения.

Т.е. задачи того приоритетного проекта влились в этот – федеральный?

ЕЛЕНА БОЙКО: Да.

Каков бюджет федерального проекта о цифровом контуре?

ЕЛЕНА БОЙКО: На шесть лет предусмотрено около 107 миллиардов рублей из федерального бюджета плюс софинансирование субъектов РФ. Большая часть средств предназначена для реализации мероприятий в субъектах, федеральная часть – это развитие ЕГИСЗ, центр компетенций, а также на федеральные учреждения.

Какая часть будет выделена субъектам?

ЕЛЕНА БОЙКО: Субъектам предусмотрен 81 миллиард из 107.

И 26 млрд на федеральные задачи?

ЕЛЕНА БОЙКО: Да.

Появляется все больше устройств и сервисов, способных помочь врачу в ежедневной практике

Как распределяются эти деньги по годам?

ЕЛЕНА БОЙКО: На первые три года 70%.

Если говорить о самых крупных задачах субъектов, в чем они будут состоять?

ЕЛЕНА БОЙКО: Это перестройка процессов регионального здравоохранения, межведомственного взаимодействия, развитие медицинских информационных систем, внедрение их во всех структурных подразделениях медицинских организаций, подключение к централизованным региональным системам и ЕГИСЗ, обучение медицинских работников, а также развитие ИТ-инфраструктуры – это ЦОДы, компьютеры, защищенные каналы и т.д. К интернету фельдшерские пункты подключает Министерство цифрового развития за счет бюджета национальной программы «Цифровая экономика».

Кто будет платить за трафик?

Реформа здравоохранения России в 2019 году

ЕЛЕНА БОЙКО: По вновь подключаемым медицинским организациям трафик будет оплачиваться из «Цифровой экономики». По тем, которые уже подключены, оплачивают субъекты.

За федеральные деньги компьютеры в медицинских организациях последний раз обновлялись в 2010 году?

ЕЛЕНА БОЙКО: В 2012.

То есть, им сейчас по семь лет, и они будут списываться?

ЕЛЕНА БОЙКО: Все не так плохо. В основном субъекты обновляли компьютеры за средства региональных бюджетов, ОМС. За последние три года приобретено более 280 тысяч единиц.

Реформа здравоохранения России в 2019 году

То есть, потребности в компьютерах не такие уж и серьезные?

ЕЛЕНА БОЙКО: Да, но придется закупить компьютеры для рабочих мест всех медицинских работников.

Следующие крупные статьи расходов – это дата-центры, это медицинские информационные системы. Что еще?

ЕЛЕНА БОЙКО: Региональные системы.

А если говорить о федеральном уровне, о той части бюджета, которая идет в Минздрав и в федеральные учреждения, здесь какие основные задачи?

ЕЛЕНА БОЙКО: Это ЕГИСЗ – сопровождение, развитие. У нас тут нет никаких скачкообразных увеличений потребностей. Мы остались примерно в таких же границах, что и в предыдущие годы. Каких-то новых сверхсущностей в рамках ЕГИСЗ сейчас не планируется. Только планомерное развитие в соответствии с задачами Федерального проекта.

Довольны ли вы единственными исполнителями – «Ростехом», «Ростелекомом», «Восходом»? Планируется ли как-то менять эту конфигурацию в ближайшие годы?

ЕЛЕНА БОЙКО: Да. В соответствии с распоряжением Правительства продлен статус данных организаций как единственных исполнителей на 2019-2020 год.

Занимаетесь ли вы импортозамещением?

ЕЛЕНА БОЙКО: На федеральном уровне мы осознали необходимость импортозамещения давно, поэтому ЕГИСЗ написана на свободном программном обеспечении. Регионам мы также транслируем необходимость использования решений, изделий и оборудования преимущественно отечественных производителей.

В этом году впервые офисный софт для федеральных ведомств будет закупаться централизовано, через Министерство цифрового развития. Вы отправили им свою потребность?

ЕЛЕНА БОЙКО: Да, отправили.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

А сами пилотировали, например, «МойОфис»?

ЕЛЕНА БОЙКО: Пилотировали в подведомственной организации. В центральном управлении еще нет.

Замечаний было много?

Реформа здравоохранения России в 2019 году

ЕЛЕНА БОЙКО: Продукт нужно еще развивать, но, если нам завтра скажут, что мы должны на него перейти, мы с этим тоже справимся.

Что касается нормативной, законодательной, законотворческой деятельности, каковы ваши приоритеты?

ЕЛЕНА БОЙКО: В 2017 году был сделан прорыв – принят закон, который задал основные рамки. Теперь мы должны определить каждую деталь – как и что будет работать. Например, по всем подсистемам ЕГИСЗ мы должны выпустить порядки их функционирования и взаимодействия с системами регионов и учреждений. Должны определить порядок и форматы электронного документооборота между участниками цифрового контура здравоохранения. Уровень этих документов – приказы Министерства здравоохранения.

Ответственность

Чтобы работодатели своевременно и в полном объеме передавали сведения о трудовой деятельности в ПФР, Минтруд подготовил поправки в КоАП РФ, которые предусматривают установление с 2021 года административной ответственности в виде предупреждения должностных лиц за соответствующие нарушения в случае их неоднократного совершения в течение года (ст. 5.27).

Составлять и рассматривать протоколы о таких административных нарушениях, о вынесении административного наказания в виде предупреждения будут должностные лица органов Федеральной службы по труду и занятости.

С полным текстом законопроекта «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части формирования и ведения сведений о трудовой деятельности работников в электронном виде)» можно ознакомиться на официальном сайте публикации проектов нормативных документов по прямой ссылке здесь.

Как будет управляться процесс цифрового развития

В первую очередь реформа здравоохранения в 2018 году коснется страховых медицинских полисов. Больше прав планируется предоставить страховым компаниям. А среди граждан страны сделать известным покупку медицинских страховок у частных компаний. В рамках реформы, больницы будут сделаны частными, где действует частная страховая система предоставления услуг населению.

Реформа здравоохранения России в 2019 году

В рамках программы будет осуществлено повышение заработных плат врачам, так как от качества работы напрямую зависит здоровье граждан. Работники медицинских учреждений будут получать заработную плату в 2-3 раза больше. Сокращений штата в следующем году не предвидится. Число койко — мест будет сокращено, а также и дни, проведенные в стационаре.

Самым важной темой является электронные медицинские паспорта пациентов. Теперь они будут работать в форме электронных медицинских карт, чтобы устранить бумажную форму. На эти карты будут перенесены все данные: история болезни, нахождение в больнице и так далее. С помощью такого нововведения гражданин может получать услуги медицинских работников в любой больнице.

Данная реформа здравоохранения рассчитана на долгосрочное функционирование, по 2024 год. Более серьезные изменения будут происходить в 2035 году.

Поменяется ли в связи с вашим назначением на пост заместителя Министра структура управления цифровизацией, информатизацией внутри Минздрава?

ЕЛЕНА БОЙКО: В Минздраве продолжит работу департамент цифрового развития. Он обеспечит подготовку нормативных правовых актов и администрирование проектов, во взаимодействии в основном с тремя организационными методологическими и техническими центрами. Первый – «Центр компетенций цифровой трансформации здравоохранения», который был создан недавно на базе подведомственной организации министерства ЦНИИОИЗ (Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения).

Сколько человек работает в федеральной команде цифрового развития здравоохранения, если учитывать и центр компетенций, и департамент, и ресурсный центр, и единственных исполнителей?

ЕЛЕНА БОЙКО: Несколько сотен человек. При этом мы сейчас подбираем сотрудников в Центр компетенций, нам нужны ещё люди.

Выбран ли руководитель департамента цифрового развития Минздрава?

ЕЛЕНА БОЙКО: Да, в ближайшее время вы с ним познакомитесь) Он ранее также занимался цифровизацией социальной сферы.

Реформа здравоохранения России в 2019 году

Какие функции возложены на центр компетенций?

ЕЛЕНА БОЙКО: В первую очередь, методология для разработки информационных систем, с учетом анализа процессов системы здравоохранения. Почему это важно? Мы утвердили требования к информационным системам медицинских организаций и требования к функционалу централизованных систем регионального уровня. В документе сказано, какой функционал должны обеспечивать такие системы(диспетчеризацию скорой помощи, систему телемедицинских консультаций, единую систему

лабораторных исследований, центральный архив медицинских изображений и другие), но по каждой подсистеме требуется проработка процессов, описание реализации таких систем. Для этого планируется привлечение профильных специалистов и экспертов.

Кроме того, Центр компетенций должен обеспечить сопровождение реализации Федерального проекта в регионах и федеральными учреждениями, аналитику, разработку нормативно-справочной информации, концептуальных документов, проработку вопросов новых технологий и важных вопросов для цифровизации здравоохранения.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Каким образом планируется организовать экспертную работу?

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

Adblock detector