Доказательства в налоговом споре

Особенности оценки судом материалов налоговой проверки в качестве доказательств

Допустимыми доказательствами по делу признаются материалы налоговой проверки, полученные и исследованные налоговым органом в рамках мероприятий налогового контроля в отношении спорного налогового периода и оформленные в соответствии с требованиями НК РФ. При этом не исключается использование доказательств, истребованных налоговым органом в ходе налоговой проверки, но полученных по независящим от него причинам после ее окончания.

В большинстве случаев арбитражные суды принимают доказательства, не положенные в основание оспариваемого решения, полученные после его вынесения и представляемые налоговым органом уже непосредственно в суд. Они должны оцениваться с учетом значимости для разрешения спора и своевременности и адекватности предпринятых налоговым органом мер в целях их получения. Рассмотрим различные ситуации, связанные с рассмотрением судами доказательств, полученных в ходе выездных проверок.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

В Постановлении ФАС Московского округа от 08.05.2009 N КА-А41/3835-09-П по делу N А41-К2-9245/07 суд пришел к следующему выводу: отсутствие в оспариваемом решении инспекции ссылки на ряд доказательств, полученных после завершения выездной проверки, не свидетельствует о незаконности решения, т.к. налоговый орган представляемыми в ходе судебного разбирательства доказательствами подтверждал обстоятельства, на которые ссылался в своем решении.

В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 31.03.2008 N Ф04-2178/2008(2985-А46-40), по мнению кассационной инстанции, вывод суда о том, что в качестве допустимых доказательств законности и обоснованности оспариваемого решения не могут быть приняты документы, собранные налоговым органом после проведения выездной налоговой проверки общества, сделан при неверном толковании норм действующего законодательства.

Налоговое законодательство не предусматривает запрет налогового органа запрашивать у компетентных государственных органов информацию, соответствующую профилю возложенных на него задач, и использовать полученные сведения при принятии решений по результатам проверок и доказывании правомерности своей позиции в суде.

НК РФ (ст. ст. 87 и 89) не содержит запрет на использование информации, полученной налоговым органом в соответствии с нормами закона до начала или после проведения выездной налоговой проверки.

Подобная информация должна оцениваться судом по правилам оценки доказательств с учетом ее значимости для разрешения спора.

Таким образом, кассационная инстанция считает: документы, запрошенные инспекцией в соответствующих органах до или после окончания налоговой проверки, которые в совокупности с другими документами подтверждают достоверность сведений и выводов, отраженных в акте налоговой проверки и оспариваемом решении о привлечении общества к налоговой ответственности, должны быть приняты и оценены судом в соответствии с положениями ст. 71 АПК РФ.

Аналогичный вывод содержится и в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 29.09.2008 N Ф04-5941/2008(12619-А45-40).

В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 04.06.2008 N Ф04-3296/2008(5681-А27-42) по делу N А27-9787/2007-6 (Определением ВАС РФ от 31.07.2008 N 9497/08 в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора отказано) суд пришел к выводу: довод кассационной жалобы о допросе налоговым органом в качестве свидетеля О.В.

Хватик в порядке ст. 90 НК РФ после окончания срока проведения выездной налоговой проверки не может являться основанием для отказа в исследовании указанного доказательства. Поскольку запрос о допросе указанного свидетеля был направлен налоговым органом в процессе проведения выездной налоговой проверки, объяснения О.В. Хватик получены налоговым органом после окончания срока проверки по независящим от налогового органа обстоятельствам.

В Постановлении ФАС Московского округа от 25.06.2008 N КА-А40/5293-08 по делу N А40-41593/07-35-239 суд отклонил довод кассационной жалобы о том, что выводы суда основаны на письменном ответе ИФНС России N 5 по г. Москве от 31.05.2007: он получен после окончания выездной налоговой проверки и поэтому является информацией, полученной с нарушением Конституции РФ.

При этом суд кассационной инстанции руководствуется ч. 1 ст. 75 АПК РФ: письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, документы, выполненные способом, позволяющим установить их достоверность. В соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 N 53 налоговый орган вправе представлять суду доказательства получения необоснованной налоговой выгоды, и эти доказательства должны быть исследованы судом. Таким образом, исследование судом в качестве доказательства данных, полученных после окончания налоговой проверки, само по себе не свидетельствует об использовании информации, добытой в нарушение Конституции РФ.

Так, Постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.01.2008 N А69-22/07-6-Ф02-7690/07 по делу N А69-22/07-6 дело по заявлению о признании недействительным решения налогового органа о привлечении налогоплательщика к ответственности передано на новое рассмотрение в связи с неполным исследованием имеющихся в деле доказательств и неправильным применением норм процессуального права.

Суд неправомерно указал на невозможность проведения мероприятий по сбору материалов после выездной проверки, поскольку это выходит за рамки налоговой проверки, и доказательства, полученные таким образом, не могут быть признаны допустимыми. Тем не менее суд при рассмотрении налогового спора должен был их исследовать согласно требованиям ст. 162 АПК РФ и оценить в совокупности и взаимосвязи с учетом положений ст. 71 Кодекса.

В Постановлении ФАС Поволжского округа от 28.03.2008 по делу N А55-3216/2007 суд пришел к выводу: налоговый орган, заявляя о необходимости пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, ссылается на получение им документов, которыми он не располагал и не мог располагать на момент вынесения решения.

В связи с этим суд правомерно указал, что налоговым органом не доказана невозможность получения этих доказательств в ходе проведения мероприятий налогового контроля, предусмотренных гл. 14 НК РФ, в связи с проводимой выездной налоговой проверкой, в частности невозможность опроса лиц, протоколы допроса которых представлены в качестве новых доказательств.

Налоговый орган не представил документы, свидетельствующие о том, что в ходе налоговой проверки собирать доказательства поручалось УНП ГУВД по Самарской области. Кроме того, доказательства, перечисленные в заявлении, получены налоговым органом от УНП ГУВД по Самарской области вне рамок выездной налоговой проверки, в нарушение гл.

14 НК РФ, уже после вынесения оспариваемого решения налогового органа и после принятия судом судебного акта по делу. Эти доказательства объективно не существовали на момент принятия решения налогового органа и суда, что в контексте положений гл. 24 АПК РФ, устанавливающей, что оценка законности оспариваемых ненормативных актов осуществляется судом на момент их принятия, также свидетельствует об отсутствии вновь открывшихся обстоятельств.

Доказательства в налоговом споре

В Постановлении ФАС Поволжского округа от 30.05.2008 по делу N А55-539/08 отражено, что положенные в обоснование доначисления НДФЛ и страховых взносов на обязательное пенсионное страхование показания свидетелей А.С. Гуляевой и Е.И. Аникиной правомерно не приняты судом во внимание в качестве доказательств, т.к.

Кроме того, как указал суд, эти показания не могут быть положены в основу решения о привлечении к налоговой ответственности, а также являться доказательством по делу о налоговых правонарушениях, поскольку добыты с нарушением закона – п. 3 ст. 100 НК РФ, требующего в акте налоговой проверки указывать документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в процессе ее проведения.

Что касается представления налогоплательщиком доказательств, не имевшихся в распоряжении налогового органа при вынесении последним оспариваемого решения, то необходимо отметить следующее.

Согласно п. 29 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5 “О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации” суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в обоснование своих возражений по акту выездной налоговой проверки, независимо от того, представлялись ли эти документы налогоплательщиком налоговому органу в сроки, определенные п. 5 ст. 100 НК РФ.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Арбитражные суды, принимая указанные документы в качестве судебных доказательств, часто указывают: налоговый орган не воспользовался предоставленным ст. 93 НК РФ правом на их истребование у налогоплательщика.

О.С.Смолина

Зам. начальника юридического отдела

Межрайонной ИФНС России N 23

Доказательства в налоговом споре

по Красноярскому краю,

советник государственной

гражданской службы РФ 3 класса,

советник юстиции 3 класса

В первую очередь нужно обратить внимание на даты, указанные в документах, на которых налоговые инспекторы основывают свою позицию.

Суд не примет во внимание доказательства, полученные до начала проверки или после ее завершения. При этом началом проверки считается дата предъявления налогоплательщику решения о ее назначении, а завершением – дата составления справки о проведенной проверке. Так, в обоснование доначисления организации налога на доходы физических лиц и страховых взносов налоговая инспекция положила показания двух свидетелей.

Суд не принял во внимание эти доказательства, поскольку они были получены после окончания выездной налоговой проверки. Справка о проведенной проверке составлена 08.11.2007, а протоколы допроса свидетелей были датированы соответственно 12.11.2007 и 26.11.2007. Кроме того, показания одного из свидетелей содержали неточные сведения о размере полученной заработной платы. Кроме того, суд отметил и еще одно нарушение: эти доказательства не были приведены в акте налоговой проверки {amp}lt;1{amp}gt;.

Относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств

Доказательства в налоговом споре

Общие правила представления и оценки доказательственной базы сформулированы в гл. 7 Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК РФ).

Прежде всего любое представляемое суду доказательство должно быть относимым (ст. 67 АПК РФ), т.е. арбитражный суд примет к рассмотрению только доказательства, имеющие значение для разрешения конкретного налогового спора и подтверждающие или опровергающие юридические факты, входящие в предмет доказывания по делу.

Относимое доказательство должно соответствовать требованию допустимости. Допустимость означает, что обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, иными доказательствами подтверждаться не могут (ст. 68 АПК РФ).

Допустимость связана с процессуальной формой доказательства. Это установленное законом требование, ограничивающее использование отдельных средств доказывания или предписывающее обязательное использование конкретных доказательств для установления определенных фактических обстоятельств.

https://www.youtube.com/watch?v=https:tv.youtube.com

Таким образом, требование допустимости предусматривает ограничения в использовании доказательств с целью подтверждения тех или иных обстоятельств дела. Однако требование допустимости означает, что соответствующие обстоятельства дела не только должны подтверждаться не любыми, а прямо предусмотренными законом доказательствами, но и должны быть оформлены в установленном законом порядке.

Например, применительно к налоговым спорам допустимым доказательством факта совершения налогоплательщиком хозяйственной операции является первичный учетный документ. В силу п. 1 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете” все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Согласно п.

2 указанной статьи первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, либо по разработанным и утвержденным организацией формам документов, не предусмотренным в этих альбомах, которые должны содержать указанные в данном пункте обязательные реквизиты.

Перечень других допустимых письменных доказательств по налоговым спорам определен в ст. ст. 90 – 99 НК РФ:

  • протокол показаний свидетеля;
  • акт воспрепятствования доступу должностных лиц налогового органа на территорию или в помещение налогоплательщика;
  • протокол осмотра территорий, помещений налогоплательщика;
  • протокол выемки документов и предметов;
  • заключение эксперта.

Допустимыми являются и другие доказательства, прямо предусмотренные отдельными статьями НК РФ.

Представляемые суду доказательства должны быть достоверны. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности (ч. 3 ст. 71 АПК РФ). Достоверность доказательств может подвергаться сомнению в связи с дефектами источника доказательственной информации (например, в случае существования двух или более доказательств с противоположным содержанием).

Конечным этапом оценки доказательств является определение их достаточности. Это означает, что представленные суду доказательства должны быть достаточными для суда, чтобы сделать вывод о наличии или отсутствии доказываемого либо, соответственно, опровергаемого юридического факта.

Согласно ч. 2 ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную их связь в совокупности.

Цель определения достаточности доказательств – произвести их отбор в соответствии с качественными характеристиками, на основе которых можно сделать истинный вывод о наличии или отсутствии искомых фактов. Определить достаточность доказательств – значит, признать установленным то или иное обстоятельство, имеющее значение для дела.

Вывод о достаточности – итог исследования и окончательной оценки доказательств, итог, венчающий доказательственную деятельность.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

В судебно-арбитражной практике часто возникает вопрос: могут ли стороны налогового спора представить в суд доказательства, не положенные налоговым органом в обоснование принятого им оспариваемого решения? Нередко именно они оказывают в данных спорах главное влияние на конечные выводы суда о правомерности своего решения.

Виктор Бациев

В силу п. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Аналогичная норма закреплена и в ч. 3 ст. 64 АПК РФ.

В большинстве случаев арбитражные суды принимают доказательства, не положенные в основание оспариваемого решения, полученные после его вынесения и представляемые налоговым органом уже непосредственно в суд.

Дополнительные доказательства налоговая инспекция представила сразу в суд

О.С.Смолина

Рассмотренное выше ограничение действует не только в тех случаях, если налоговая инспекция в решении о привлечении к ответственности ссылается на сведения, полученные после составления справки по проверке и не отраженные в акте. Суды отвергают и те доказательства, которые налоговая инспекция приводит уже в суде.

Дело в том, что при оспаривании налогоплательщиком решения о привлечении к ответственности налоговая инспекция должна доказать обстоятельства, послужившие основанием для его вынесения. Иными словами, налоговая инспекция должна доказать, что на момент принятия решения оно было правомерным. Если же налоговики представят доказательства, которые подтверждают их позицию, но были получены уже после завершения проверки, это будет означать, что на момент вынесения решения таких доказательств не было, а значит, решение не может считаться законным и обоснованным.

Налоговая инспекция провела выездную проверку за период с 01.01.2002 по 31.12.2004, по результатам которой она составила акт от 31.03.2006 и приняла решение от 08.08.2006 о привлечении организации к ответственности. По мнению налоговой инспекции, договор был подписан неуполномоченным лицом, что подтверждалось ответом соответствующей налоговой инспекции.

Риск того, что суд не согласится с подобным доводом налогоплательщика, возникает в случае, если налогоплательщика привлекли к ответственности в связи с получением необоснованной налоговой выгоды. Так, налоговая инспекция вынесла решение от 29.06.2007 о привлечении организации к ответственности за неуплату НДС и налога на прибыль.

По мнению налоговой инспекции, организация необоснованно получила налоговую выгоду на основании накладных и счетов-фактур, выставленных в ее адрес одним из поставщиков. Это подтверждалось показаниями лица, которое числилось руководителем поставщика, но в суде это лицо пояснило, что не имело отношения к деятельности данного юридического лица.

Кроме того, налоговая инспекция ссылалась на сведения, полученные от налоговой инспекции, в которой состоял на учете данный поставщик: он не отражал полученные от заявителя доходы в своих декларациях. В кассационной жалобе организация сослалась на то, что данный письменный ответ налоговой инспекции был датирован 31.05.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

2007 и получен после окончания выездной налоговой проверки. Однако суд отклонил этот довод со ссылкой на п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, в соответствии с которым налоговый орган вправе представлять суду доказательства получения необоснованной налоговой выгоды и эти доказательства должны быть исследованы судом {amp}lt;3{amp}gt;.

Отдельно следует отметить позицию ФАС Западно-Сибирского округа который полагает, что нормы НК РФ и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) вообще не запрещают исследование доказательств, содержащих информацию, полученную налоговыми органами до начала или после окончания проведения налоговой проверки.

В частности, этот суд полагает, что документы, запрошенные инспекцией в соответствующих органах до или после окончания налоговой проверки, которые в совокупности с другими документами подтверждают достоверность сведений и выводов, отраженных в акте налоговой проверки и оспариваемом решении о привлечении общества к налоговой ответственности, должны быть приняты и оценены судом в соответствии с положениями ст. 71 АПК РФ {amp}lt;4{amp}gt;.

Показания свидетеля не оформлены по правилам ст. 90 НК РФ

НК РФ содержит правила, по которым налоговые инспекторы могут получать те или иные доказательства. Прежде всего это касается ст. 90 (опрос свидетеля), ст. 92 (осмотр помещений налогоплательщика), ст. 93 (истребование документов), ст. 94 (выемка документов), ст. 95 (экспертиза) НК РФ. В зависимости от того, какие именно доказательства налоговые инспекторы упомянули в решении и приводят в суде, следует проверить их на соответствие этим статьям.

Пример. В ходе выездной проверки налоговая инспекция выявила факт неудержания организацией налога на доходы физических лиц с выплат гражданке Г. Суд установил, что сотрудники налоговой инспекции не опрашивали Г., ее объяснения были получены оперуполномоченным Управления по налоговым преступлениям ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, то есть вне рамок налогового контроля. Из материалов дела следовало, что налоговая инспекция не заявляла ходатайств о допросе Г. в качестве свидетеля в судебном заседании.

Суд сделал вывод о том, что объяснения Г. в силу ст. ст. 64 и 68 АПК РФ не могли являться допустимым доказательством, подтверждающим совершение налогового правонарушения. Иных доказательств данного правонарушения налоговая инспекция не представила, в связи с чем суд сделал вывод о недоказанности факта выплаты дохода гражданке Г. {amp}lt;5{amp}gt;.

Интересная практика сложилась по делам, в которых налоговая инспекция доначисляет НДС и налог на прибыль в связи с тем, что обнаруживает недочеты в документах, подтверждающих расходы и вычеты. Часто такие недочеты связаны с тем, что лицо, подписавшее эти документы от имени поставщика, заявляет, что не имеет никакого отношения к деятельности данной организации.

Суды отвергают пояснения данных лиц, полученные в рамках оперативно-разыскных мероприятий. Суды отмечают следующее: объяснения учредителей, руководителей и главных бухгалтеров названных организаций, полученные органами внутренних дел в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий и переданные налоговому органу, обоснованно признаны судом недопустимыми доказательствами, так как они могут являться лишь основанием для проведения налоговыми органами мероприятий налогового контроля {amp}lt;6{amp}gt;.

Если показания получены не органами внутренних дел, а налоговой инспекцией, надо проверить ее действия на соответствие всем требованиям ст. 90 НК РФ. Так, ФАС Дальневосточного округа не принял свидетельские показания, которые налоговая инспекция получила не лично от иностранных работников, а через их представителя {amp}lt;7{amp}gt;.

Экспертиза не проведена или проведена с нарушениями

Налоговый кодекс РФ предоставляет налоговым органам много контрольных полномочий. Поэтому налоговая инспекция должна подтверждать свои выводы надлежащими (соответствующими) доказательствами. Так, в ряде случаев суды не принимают ссылки на свидетельские показания о подписании документов ненадлежащим лицом, если полагают, что инспекция должна была обосновать такой вывод результатами экспертизы подписей. В то же время суд может не принять результаты экспертизы, если установит, что она была проведена с нарушением требований ст. 95 НК РФ.

Пример. Налоговая инспекция доначислила предпринимателю налог на доходы физических лиц, единый социальный налог и НДС в связи с занижением цен продаваемых им автомобилей.

В основу оспариваемого решения было положено заключение экспертов. Суд исследовал этот документ и пришел к выводу, что он в нарушение п. п. 8 и 9 ст. 95 НК РФ не содержит сведений о конкретных исследованиях, проведенных экспертами.

Так, при определении рыночной стоимости реализованных предпринимателем автомобилей экспертам не были известны (так как не были представлены) необходимые характеристики относительно года выпуска, общего технического состояния автомобилей, комплектации, года выпуска и состояния автомобильных колес, состояния двигателя, трансмиссии, ходовой части.

Данное обстоятельство подтверждалось и показаниями эксперта, зафиксированными в протоколе судебного заседания, из которых следовало, что оценка автомобилей проводилась без осмотра автомобилей, налоговому органу были представлены лишь статистические данные.

В результате суд пришел к выводу, что экспертное заключение не отвечало требованиям НК РФ и не могло являться основанием для доначисления поименованных выше налогов {amp}lt;8{amp}gt;.

Нарушения в ходе осмотра помещений

В спорах о расчете налога на имущество, земельного налога, единого налога на вмененный доход и т.д. важное значение может иметь информация, полученная налоговыми органами в ходе осмотра помещений налогоплательщика (ст. 92 НК РФ).

Пример. Налоговая инспекция доначислила организации единый налог на вмененный доход ЕНВД, причем она рассчитала сумму налога, исходя из того, что площадь торгового зала составляла 73,3 кв. м.

К такому выводу налоговая инспекция пришла на основании протокола осмотра помещения от 18.02.2008.

Оценивая этот документ, суд установил, что он не содержал описания помещений, а только констатировал, что аренда подвального помещения была прекращена и площади были заняты другими организациями. Кроме того, осмотр в нарушение ст. 92 НК РФ был произведен в присутствии лишь одного понятого.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

В результате суд счел недоказанным утверждение налоговой инспекции о величине физического показателя и рассчитал налог, исходя из площади всего 6 кв. м. {amp}lt;9{amp}gt;.

Как предотвратить незаконное получение доказательств

Наконец налогоплательщик может сам оспорить действия налоговых инспекторов по получению и формированию доказательств. НК РФ позволяет и это при условии, что налоговики нарушают соответствующую процедуру. Так, в рамках выездной проверки налоговая инспекция приняла постановление о производстве выемки документов у налогоплательщика.

Пример. Организация обратилась в суд с заявлением о признании недействительным данного постановления и о признании незаконными действий налогового инспектора по выемке документов. Суд удовлетворил заявленные требования по следующим основаниям.

Выемка документов и предметов производится на основании мотивированного постановления должностного лица налогового органа, осуществляющего выездную налоговую проверку (п. 1 ст. 94 НК РФ). Таким образом, налоговый орган в постановлении о производстве выемки документов должен был обосновать наличие реальной угрозы уничтожения, сокрытия, изменения или замены этих документов.

По мнению налоговой инспекции, приведенному в суде, угроза уничтожения искомых документов была реальной в связи с тем, что контрагенты налогоплательщика отсутствовали по юридическому адресу, а их руководители учредили еще ряд юридических лиц. Суд отверг этот довод, поскольку он не был указан в оспариваемом постановлении {amp}lt;10{amp}gt;.

Как найти нарушения в решении о привлечении к ответственности

После того как проверка уже состоялась и налоговая инспекция вынесла решение о привлечении к ответственности, налогоплательщику целесообразно перечитать решение о проведении проверки и сравнить эти два документа. Может оказаться, что предмет или период проверки, указанные в итоговом решении, не совпадают с теми, которые отражены в решении о проведении проверки.

Так, налоговая инспекция провела выездную проверку ООО по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.07.2001 по 31.12.2003. По результатам проверки был составлен акт и было принято решение о привлечении налогоплательщика к ответственности. Организации доначислили НДС, налог на прибыль, земельный налог, а также соответствующие пени и штрафы. ООО оспорило это решение в суде.

Только после того, как дело было направлено на новое рассмотрение, суды обратили внимание на то, что в решении о проведении налоговой проверки содержался перечень вопросов, подлежащих проверке, и этот перечень не включал земельный налог. В то же время представленная налоговой инспекцией копия программы выездной проверки содержала указания на конкретные виды налогов, в том числе на земельный налог.

Суды первой и апелляционной инстанций решили, что сотрудники налоговой инспекции не вышли за пределы вопросов, указанных в программе проведения проверки, а отсутствие в перечне упоминания о земельном налоге было технической ошибкой.

По мнению суда апелляционной инстанции, слова “проверка соблюдения законодательства о налогах и сборах” в решении о проведении проверки означают, что налоговые инспекторы вправе проверять любые налоги, плательщиком которых являлось ООО. Кассационная инстанция не согласилась с этими доводами и вынесла решение в пользу налогоплательщика.

Суд указал, что решение о проведении проверки не содержало сведений о назначении выездной проверки по земельному налогу и не определяло период, подлежащий проверке по данному налогу. Суд отверг довод налоговой инспекции о технической ошибке, поскольку в материалах дела отсутствовали доказательства, свидетельствовавшие об ее последующем устранении.

В итоге решение о привлечении к ответственности было признано недействительным в части доначисления земельного налога {amp}lt;11{amp}gt;.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

В то же время надо учитывать, что наличие незначительных опечаток не поможет налогоплательщику добиться в суде отмены решения о привлечении к ответственности.

Пример. 20.06.2008 налоговая инспекция вынесла решение о проведении выездной налоговой проверки предпринимателя К. “по вопросам соблюдения налогового законодательства за период с 01.01.2005 по 31.12.2007”. Однако в решении была допущена опечатка: оно было датировано 20.06.2007. 18.08.2008 налоговая инспекция составила справку о проведении выездной налоговой проверки.

Налогоплательщик оспорил в суде действия по проведению налоговой проверки в срок с 20.06.2007 по 18.08.2008, указав, что тем самым налоговая инспекция нарушила двухмесячный срок проведения проверки. Кроме того, предприниматель решил, что формулировка “по вопросам соблюдения налогового законодательства” нарушала нормы действующего законодательства и его права в сфере экономической деятельности.

Представитель налоговой инспекции заявил, что о допущенной опечатке налогоплательщику сообщили письмом от 15.09.2008, направленным вместе с извещением о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки. Данное письмо было вручено налогоплательщику 24.09.2008 согласно карточке почтового уведомления.

Кроме того, в решении помимо формулировки “по вопросам соблюдения налогового законодательства” были перечислены конкретные налоги, которые подлежали проверке: налог на доходы физических лиц, единый социальный налог, НДС, страховые взносы.

Суд пришел к выводу, что решение о проведении налоговой проверки соответствовало требованиям ст. 89 НК РФ. Суд согласился с тем, что даты требований и запросов о представлении документов подтверждали начало проверки 20.06.2008 {amp}lt;12{amp}gt;.

Как использовать внутренние противоречия в решении о привлечении к ответственности

Недостатки могут быть и в самом итоговом решении о привлечении налогоплательщика к ответственности. Если в нем есть явные ошибки или противоречия, на это следует обратить внимание суда. Например, в ходе выездной налоговой проверки налоговая инспекция установила, что деятельность ОАО подпадала под систему налогообложения в виде уплаты единого налога на вмененный доход, однако ОАО этот налог не уплачивало.

Суд согласился с этими выводами налоговой инспекции, однако отменил ее решение по процессуальным основаниям. Дело в том, что в описательной и мотивировочной частях решения говорилось об уплате единого налога на вмененный доход, а согласно резолютивной части решения организации были начислены штраф и пени на НДС, а не на единый налог на вмененный доход.

Апелляционный суд счел данное обстоятельство существенным, поскольку имела место неясность самого ненормативного акта налогового органа. При этом суд не имел права переквалифицировать правонарушение и вносить изменения в ненормативный акт налоговой инспекции в части указания иного вида налога. В совокупности с рядом иных процессуальных нарушений это стало причиной для признания решения налоговой инспекции недействительным {amp}lt;13{amp}gt;.

Отсутствует подробное описание налогового нарушения

НК РФ приводит перечень сведений, которые налоговая инспекция должна отразить в решении, принятом по итогам налоговой проверки. Отсутствие в решении каких-либо сведений, приведенных в п. 8 ст. 101 НК РФ, может стать основанием для его отмены. В первую очередь следует обратить внимание на то, насколько подробно проверяющие описали характер и обстоятельства выявленного нарушения, а также мотивировали свои выводы.

Пример. Налоговая инспекция не изложила конкретные обстоятельства совершенного налогоплательщиком правонарушения, повлекшего доначисление налога на доходы физических лиц, единого социального налога, соответствующих пеней и налоговых санкций. Суд отметил, что несоблюдение налоговым органом требований п. 8 ст.

101 НК РФ в части отражения в решении о привлечении к налоговой ответственности обстоятельств совершения вменяемого налогового правонарушения и доказательств, подтверждающих эти обстоятельства, лишает налогоплательщика права знать, что ему вменяется в вину, и, следовательно, осуществлять надлежащую защиту своих прав в связи с привлечением к налоговой ответственности.

В результате суд признал недействительным данное решение инспекции {amp}lt;14{amp}gt;.

Можно сослаться в суде на нарушение п. 8 ст. 101 НК РФ и в случае, если налоговая инспекция не включила в текст решения о привлечении к ответственности возражения, представленные налогоплательщиком. Так, налоговая инспекция вручила директору ОАО акт проверки от 20.03.2007 в день составления. Налогоплательщик направил в адрес налоговой инспекции письмо от 26.03.

2007 с приложением на 134 листах. В письме было указано, что оно было направлено по поводу выездной проверки. В письме налогоплательщик признал факт неуплаты единого налога на вмененный доход, а также сослался на неясность законодательства по спорному вопросу, привел сведения об уплате налогов по общему режиму налогообложения и попросил о снижении суммы санкций по итогам проверки.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

В решении о привлечении налогоплательщика к ответственности отсутствовали сведения о том, что эти возражения налогоплательщика были рассмотрены и им была дана оценка. Сама налоговая инспекция указала в апелляционной жалобе, что не рассматривала письмо с возражениями, поскольку не расценила его как возражения по акту.

Наряду с прочими процессуальными нарушениями это привело к отмене решения налоговой инспекции {amp}lt;15{amp}gt;.

Срок давности привлечения к ответственности

“Лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, если со дня его совершения либо со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено это правонарушение, и до момента вынесения решения о привлечении к ответственности истекли три года (срок давности).

Исчисление срока давности со дня совершения налогового правонарушения применяется в отношении всех налоговых правонарушений, кроме предусмотренных ст. ст. 120 и 122 настоящего Кодекса. Исчисление срока давности со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода применяется в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных ст. ст. 120 и 122 настоящего Кодекса” (п. 1 ст. 113 НК РФ).

Основную проблему при толковании данного положения вызывают правила расчета сроков. С учетом прямого указания ст. 113 НК РФ моментом привлечения к ответственности является дата вынесения решения, а не дата составления акта проверки. Так, решение о привлечении к ответственности налоговая инспекция вынесла 14.07.2004.

Суд указал, что в таком решении налоговая инспекция не могла штрафовать организацию за неуплату НДС в I – II кварталах 2001 г. В данном случае трехлетний срок следовало отсчитывать со следующего дня после окончания налогового периода, то есть соответственно с 01.04.2001 и 01.07.2001. На 14.07.2004 этот трехлетний срок уже истек {amp}lt;16{amp}gt;.

Обратите внимание! Нарушение трехлетнего срока давности поможет налогоплательщику оспорить решение налоговой инспекции только в части взыскания штрафа. Саму же налоговую недоимку и сумму пеней налоговики могут взыскать и за пределами данного срока.

Пример. Налоговая инспекция провела выездную проверку организации за период с 01.01.2004 по 05.12.2007. По результатам проверки налоговая инспекция составила акт от 05.12.2007 и вынесла решение от 28.12.2007 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В частности, налоговая инспекция доначислила организации единый налог на вмененный доход за 2004 г.

Налогоплательщик заявил, что доначисление единого налога на вмененный доход за I – II кварталы 2004 г. было произведено по истечении срока давности, установленного ст. 113 НК РФ. Эти суммы можно было взыскать не позднее 25.07.2007. Суд указал, что уплата налога не является ответственностью в смысле положений ст. 106 и п. 5 ст. 108 НК РФ. Таким образом, взыскание недоимки в данном случае было правомерно {amp}lt;17{amp}gt;.

Течение срока давности может быть приостановлено, если суд установит, что налогоплательщик препятствовал проведению налогового контроля. На практике эта норма, существенно ограничивающая права налогоплательщиков, не действует. Суды не склонны лишать налогоплательщиков такой важной гарантии, как пресекательный срок давности привлечения к ответственности.

Если же налоговая инспекция вручила налогоплательщику решение, в котором требует уплатить штраф за пределами срока давности, ссылаясь на эту норму, налогоплательщик должен проверить, насколько обоснованны ее требования. Так, однажды суд отклонил такие требования проверяющих, указав на то, что в решении не было указано, как именно налогоплательщик препятствовал проведению проверки.

Н.Игнатова

К. э. н.,

доцент

кафедры социального страхования

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

и страхового дела АТиСО

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

Adblock detector